Лев Толстой

Бедные люди

    Ксюша Ивановаmembuat kutipan5 tahun yang lalu
    Сердце ее сильно бьется; она сама не знает, как и зачем она сделала это, но она знает, что не могла не сделать то, что сделала.
    Dash Tomhetmembuat kutipan2 tahun yang lalu
    На дворе свистит и воет ветер и, плескаясь и разбиваясь о берег, гудят волны… На дворе темно и холодно, на море буря, но в рыбачьей хижине тепло и уютно.
    Abdurakhman Ematmembuat kutipan4 tahun yang lalu
    сердце болело! Ведь двое детей – крошки… Один еще не говорит, а другой чуть начинает ползать…
    Жанна замолчала. Рыбак нахму
    Камила Карачаеваmembuat kutipan6 tahun yang lalu
    рыбачьей хижине сидит у огня Жанна, жена рыбака, и чинит старый парус. На дворе свистит и воет ветер и, плескаясь и разбиваясь о берег, гудят волны… На дворе темно и холодно, на море буря, но в рыбачьей хижине тепло и уютно. Земляной пол чисто выметен; в печи не потух еще огонь; на полке блестит посуда. На кровати с опущенным белым
    Камила Карачаеваmembuat kutipan6 tahun yang lalu
    – Эй, соседка! – крикнула Жанна. «Уж не случилось ли что», – подумала она и толкнула дверь. В избушке было сыро в холодно. Жанна подняла фонарь, чтобы оглядеть, где больная. И первое, что ей бросилось в глаза, – это постель прямо против двери, и на постели она, соседка, лежит на спине так тихо и неподвижно, как лежат только мертвые. Жанна поднесла фонарь еще ближе. Да, это она. Го
    Камила Карачаеваmembuat kutipan6 tahun yang lalu
    «Некому и приглядеть за ней», – подумала Жанна и постучала в дверь. Прислушалась… Никто не отвечает. «Плохое вдовье дело, – думает Жанна, стоя у порога. – Хоть и немного детей – двое, а все одной обдумать надо. А тут еще болезнь! Эх, плохое вдовье дело. Зайду проведаю». Жанна постучала еще и еще. Никто не отвечал.
    Камила Карачаеваmembuat kutipan6 tahun yang lalu
    Старые деревянные часы с хриплым боем пробили десять, одиннадцать… Мужа все нет. Жанна задумывается. Муж не жалеет себя, в холод и бурю Ловит рыбу. Она сидит с утра до вечера за ра
    Камила Карачаеваmembuat kutipan6 tahun yang lalu
    ботой. И что же? Еле-еле кормятся. А у ребяток все нет обуви, и летом и зимой бегают босиком; и хлеб едят не пшеничный, – хорошо и то, что хватает ржаного. Только и приправы к еде, что рыба. «Ну, да слава богу, дети здоровы. Нечего жаловаться, – думает Жанна и опять прислушивается , к буре. – Где-то он теперь? Сохрани его, господи, спаси и помилуй!» – говорит она и крестится.
    Камила Карачаеваmembuat kutipan6 tahun yang lalu
    Жанна снимает колыбельку с детьми и, закутав их платком, несет домой. Сердце ее сильно бьется; она сама не знает, как и зачем она сделала это, но она знает, что не могла не сделать то, что сделала.
    Olga Pmembuat kutipan6 tahun yang lalu
    – А знаешь, – сказала Жанна, – соседка-то Симон умерла.
    – Ну?
    – И не знаю когда; верно, еще вчера. Да, тяжело ей было умирать. Да и за детей-то, должно быть, как сердце болело! Ведь двое детей – крошки… Один еще не говорит, а другой чуть начинает ползать…
    Жанна замолчала. Рыбак нахмурился; лицо его сделалось серьезно, озабоченно.
    – Ну, дела! – проговорил он, почесывая в затылке. – Ну, да что станешь делать! Придется взять, а то проснутся, каково им с покойницей? Ну, да что уж, как-нибудь перебьемся! Ступай же скорей!
    Но Жанна не двигалась с места.
    – Что ж ты? Не хочешь? Что с тобой, Жанна?
    – Вот они, – сказала Жанна и отдернула полог.
fb2epub
Seret dan letakkan file Anda (maksimal 5 sekaligus)